Сообщение

Спасибо, Ваш запрос отправлен!
Войти с помощью соцсетей
или

Связаться с компанией

Восстановление пароля
Введите ваш e-mail
Я вспомнил свой пароль!
Проверьте e-mail, пожалуйста!
Во сколько баллов
вы оцениваете наш портал?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Спасибо за Ваше мнение!
20 мая 2021, 15:45
Полезные статьи 152

Вывод активов на родственников при банкротстве становится все сложнее

Одной из важных тем Петербургского международного юридического форума стала судебная практика в сфере банкротства. Так, суды меняют отношение к применению норм права при привлечении родственников контролирующего должника лиц при банкротстве компании-должника.

В целом, недобросовестным предпринимателям становится все сложнее выводить активы - в прошлое уходят такие схемы, как фирмы-однодневки, золотые парашюты, офшоры и пр. Стало сложнее использовать и схемы с родственниками, так как теперь переписать все на близких лиц и начать бизнес заново практически невозможно. Все чаще в судебной практике встречаются случаи привлечения родственников КДЛ к субсидиарной ответственности. 

О таких случаях и тех тенденциях, про которые они говорят на Петербургском международном юридическом форуме рассказал почетный адвокат России, член президиума бюро адвокатов “Де-юре” Виктор Покормяк. Он отметил, что в судебной практике уже много примеров, когда контролирующими лицами признавались жены, матери, тещи, а также любые другие лица, которые состояли в родственных или дружеских отношениях. Это могут быть как родственники, которые действительно участвуют в бизнесе или получают зарплату, так и имеющие некий интерес в виде выведенных активов. 

“Один из случаев - банкротство “Трансинвестхолдинга” в московском округе. Должность главного бухгалтера занимала престарелая мать руководителя и главного бенефициара должника, и, несмотря на утверждение, что она в финансово-хозяйственной деятельности участия не принимала, как и в заключении сделок, суды привлекли ее к субсидиарной ответственности. При этом было учтено, что она формально занимала должность главного бухгалтера - это соответствовало ст. 19 федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”. Также она получала значительные премии, в том числе на сумму более трех миллионов рублей. Но все-таки стоит отметить, что суды призывают более детально подходить к исследованию вопроса, насколько родственники КДЛ были вовлечены в хозяйственную деятельность должника”, - рассказал Виктор Покормяк. 

Другой важный момент, на который обращают внимание суды при рассмотрении дел о привлечении родственников КДЛ к субсидиарной ответственности, - источник происхождения денег, на которые были куплены их активы. Так, в одном из дел суд отказал привлекать к ответственности мужа директора, несмотря на то, что он занимал ряд руководящих должностей. Суды указали, что источником происхождения его средств на приобретение активов явились не только деньги, полученные в ходе деятельности банкрота. Судами было отмечено, что он и сам является успешным предпринимателем. 

“Одних родственных связей для привлечения к ответственности недостаточно. Поэтому важно, чтобы было установлено приобретение активов на средства, полученные от деятельности должника, то есть как раз источник происхождения средств. Доказательства играют важную роль и при привлечении к субсидиарной ответственности наследников умершего КДЛ - такая практика становится все более распространенной. Так как у наследников нет таких документов и доказательств, которые были у директора и членов совета директоров, ВС РФ напрямую указал судам о необходимости идти навстречу таким лицам и истребовать по их ходатайству документы, которые должны быть в таких спорах. В предмет доказывания входят те же самые вопросы, что и в обычном обособленном споре по привлечению к субсидиарной ответственности”, - отмечает Виктор Покормяк. 

Читать далее:

Поделиться :