Сообщение

Спасибо, Ваш запрос отправлен!

Связаться с компанией

Восстановление пароля
Введите ваш e-mail
Я вспомнил свой пароль!
Проверьте e-mail, пожалуйста!
Во сколько баллов
вы оцениваете наш портал?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Спасибо за Ваше мнение!
16 декабря 2015, 13:35
Интервью с экспертами 1045

Евгений Гнутиков. «Чёрные» списки и блокировщики звонков для мобильных телефонов. Помеха или возможность?

Ведущий: Мы продолжаем нашу трансляцию и у нас в гостях Евгений Гнутиков, исполнительный директор мобильного сервиса безопасности «NumBuster». Мы поговорим на тему черных списков и блокировщиков звонков для мобильных телефонов, является это помехой или возможностью? Евгений, добрый день!

Евгений Гнутиков: Добрый день.

Ведущий: Евгений, тема блокировщиков звонков и чёрных списков сейчас очень актуальна. Начнём с неё.

Евгений Гнутиков: Ну, собственно, совершенно правильно замечаешь, что ««чёрные» »  списки сами по себе сейчас становятся актуальными. По большому счету, они были и раньше и выполняли как раз эту функцию, а именно, блокировать телефонные номера, с которыми ты не хочешь общаться. Либо как средство борьбы с электронным спамом, это касается и текстовых сообщений, и звонков.

Ведущий: Это стандартные функции?

Евгений Гнутиков: Ну да, это стандартные функции и на сегодняшний день, они являются стандартной функцией для большинства моделей смартфонов. Это реализовано достаточно просто: ты можешь просто заблокировать номер. Понятное дело, что в последнее время появился социальный спрос, на подобного рода программы и они стали более популярны среди людей, которые, например, раньше даже и не задумывались об установке такого «черного» списка.

Собственно, почему они актуальны? Актуальны они из-за того, что сама тема коллекторства, коллекторского бизнеса стала наиболее актуальна именно сейчас и тому есть много разных факторов. Если говорить именно про людей, которые устанавливают это ПО, то это является их своеобразным ответом на определенную, складывающуюся экономическую ситуацию.

Раньше был бум потребительского кредитования, сейчас он спал, из-за сложной экономической ситуации, многие люди лишаются источника дохода, людям задерживают выплаты и т.д. и они, естественно, сталкиваются с валом звонков, с валом смс-сообщений со стороны, сначала финансовых учреждений (от банков), потом от коллекторских агентств. И, естественным желанием человека, который действительно не может на сегодняшний день вернуть деньги (мы говорим о тех, кто столкнулись с ситуацией, что им платить нечем, а не про злоумышленников), становится избавиться от этого вала звонков, на который ты никак не можешь повлиять, который никак не нормирован законодательством. Что ты делаешь? Бежишь и устанавливаешь «чёрный» список, причем по ключевым словам, которые у тебя сидят в голове. На сегодняшний день у тебя в голове сидит, что тебе звонят коллекторы, соответственно, ты ищешь программы, так называемые «антиколлекторы», то есть люди даже не ищут мобильных приложений по ключевым словам «чёрный список» в поисковых системах, они ищут по слову «коллектор». Вот, и совсем очевидно, что они и наталкиваются на такие приложения, которые распределяются по функционалу. Есть такие, где «чёрные» списки, работают исключительно по принципу «вот номер – пользователь его блокирует» и абонент на этот номер больше не дозвонится и не напишет. Есть «чёрные» списки с перечнем телефонных номеров, которые загружаются в память телефона. Эти списки составляет скорее всего владелец, разработчик мобильного приложения, и человек, который такую программу устанавливает, он никак не может повлиять на состав этого списка.

Чем собственно это опасно? Если говорит с нашей точки зрения, с точки зрения сервиса мобильной безопасности, которая, в том числе предоставляет возможность блокировать телефонные звонки и смс? Опасность в этом следующая: у человека возникает обманчивое ощущение, что он в безопасности, что с ним ничего не произойдет, дозвониться до него не могут и нервы в пять утра ему никто не мотает. При этом до него не могут дозвониться не только «чёрные» коллекторы, то есть те, которые осуществляют психологический прессинг, который заставляет детей выкидываться из окон.

Ведущий: Это называется криминал.

Евгений Гнутиков: Ну да, они и бабушке твоей позвонят, чтобы она долг за тебя вернула и тому подобные вещи. А в результате с человеком не могут связаться не только откровенные бандиты, но и те коллекторские агентства, которые стараются работать цивилизованно, выступать как финансовый менеджер, который не ставит перед фактом, а который предлагает ему возможности регулировать задолженность, который работает с должником, не выдвигая ультиматумов, а предлагая пространство для маневров. Это плохо. Потому что это огромная масса людей, которая на сегодняшний день прячется за «блокировщиками». Почему я говорю «большая огромная масса»: мы можем по своей статистике судить, так как «NumBuster» срабатывает как блокировщик в день не меньше 50 000 раз, это если говорить про Россию.

Ведущий: 50 000?

Евгений Гнутиков: Да, 50 000 раз, не меньше, может и больше, по крайней мере, низшая граница это до 50 000 срабатываний. «NumBuster», на сегодняшний день, это не какая-то глобальная компания, это не какой-то огромный сервис, этот сервис существует всего второй год, да - он набирает популярность, да - имеет большое количество, исчисляющимися сотнями тысяч установок пользователей на территории РФ, но все равно, мы не можем сказать, что мы какой-то глобальный сервис, который может привести все статистику, нет. Существуют другие «чёрные» списки, которые специализированы именно на том, чтобы отбиваться от коллекторов. У нас это просто одна из функций и далеко не основная, так как мы имеем много разных функций для безопасности человека. Так вот, когда я говорю цифру 50 000, ее можно смело умножать в несколько раз. Думаю, что все игроки коллекторского рынка, образно себе представляют сколько раз они не дозвонились, сколько раз они вынуждены телефонные номера, которые они арендовали у сотовых операторов скинуть, купить новые, арендовать новые и, как часто это теперь приходится делать, потому что номера засвечиваются гораздо быстрее, нежели два года назад.

Да, я понимаю, что для крупных коллекторский агентств это не проблема: те же 50 000 номеров обновить раз в месяц – ерунда. Это вызывает другую проблему: когда эти номера выкидываются сотовыми операторами на свободный рынок, продаются уже обычным людям и эти обычные люди находиться в этих «черных» списках, то есть там целая вереница проблем. На самом деле, использование людьми «черных» списков, таких, совершенно «тупых», инициирует проблемы в будущем у самих этих людей и также это сказывается сразу на нескольких отраслях.

Если говорить, какое решение мы видим, то внутри нашего сервиса мы решили эту проблему, как нам кажется. Мы тот сервис безопасности, который предоставляет «чёрный» список предлагаем в формате: увидел телефонный номер – сам заблокировал», и в любой момент можешь разблокировать. Грубо говоря, если у тебя изменилась финансовая ситуация и тебе опять, по каким-то причинам, комфортно разговаривать с коллекторскими агентствами, ты можешь его разблокировать, как любой банк, в общем как любой номер.

Мы пошли немного дальше, и мы считаем, что цивилизованный способ работы «чёрных» списков будет двигаться именно в эту сторону, правда для этого нужна определенная инфраструктура. Иногда за «чёрным» списком стоит один, два разработчика, для них это как хобби, потому что это не сложное, а элементарное приложение - блокировщик. Но мы себе можем позволить расширить подобный сервис, поэтому мы сделали возможность общаться с людьми, с нашими пользователями, даже если вас заблокировал наш пользователь, и не хочет больше с вами общаться.

Ведущий: Этот момент особенно интересен коллекторским агентствам.

Евгений Гнутиков: Мы думаем, что это может быт полезным. Сейчас мы накапливаем статистику, чтобы показывать какие-то конкретные данные и, возможно, будем предлагать и банкам, и коллекторским агентствам общаться с людьми внутри нашей системы. Расскажу вкратце, как это выглядит. Пользователь, сталкиваясь с неприятным телефонным номером, во-первых, присваивает ему имя (например, «коллектор не брать»), как это обычно люди делают и оставляет оценку и отзыв. Поскольку это негатив (человек никогда не экономит время, чтобы выразить негатив, а вот на позитив он сэкономит), поэтому, у нас за сутки в системе оставляются, реально, десятки тысяч отзывов, причем, таких, содержательных, оставляются негативные оценки по определенным телефонным номерам. Соответственно, в будущем мы рассчитываем апробировать возможность реализовать с каким-нибудь крупным коллекторским агентством, да даже и с мелким, дав ему интерфейс, внутри которого менеджеры этого коллекторского агентства смогут использовать возможность контакта с человеком, который полностью ушел в отказ от общения. Не секрет, почему сейчас процветают мессенджеры всевозможные, сервисы обмена текстовыми сообщениями.

Ты можешь переписываться с человеком, даже с нежелательным контактом, у тебя появляется возможность подумать, задержаться с ответом, выдохнуть, это гораздо более комфортно. Не нужно принимать решение прямо сейчас. Соответственно, когда ты общаешься с коллекторским агентством, с конкретным человеком, которого ты видишь на фотографии, это позволяет тебе менее эмоционально реагировать на ситуацию, убрать эмоции и включить в голове механизм, какой-то более конкретный, для решения с ситуацией. Тогда, возможно, менеджеры из коллекторского агентства действительно встретят не какой-то эмоциональный отзыв и блокирование эмоциями всех возможных попыток решить ситуацию, а, наоборот, рациональный ответ. Потому что смогут написать этому человеку (даже если он заблокировал номер коллекторской компании): «Я такой-то, вот моя фотография, уважаемый Евгений, у вас задолженность и, собственно смотрите, я предлагаю пообщаться на эту тему». Дальше все просто, уже текстом общаемся, говорим и приходим к рациональному взгляду на ситуацию.

Ведущий: Фактически, я сейчас слышу о том, что может появиться дополнительная возможность взаимодействия. Ведь как у нас переходит сейчас обмен смс? Это автоинформаторы, они обезличенные абсолютно, это способы напоминания или если человеку это не нравится, для него это является способом дополнительного на него давления, он также его блокирует. Голос это основной элемент взаимодействия, голос это контакт. А здесь мы говорим о том, что должны появиться специалисты, которые как раз обладают таким функционалом, могут даже с абсолютно заблокированными должниками выйти на прямой контакт, за счет того, что они переписываются. Таким образом, он должен знать правильные методики, что писать, как писать, чтобы он не вызвал обратный негатив и быть абсолютно заблокированным навсегда.

Евгений Гнутиков: Да, здесь ситуация какая, в чем сложность? Сложность здесь в том, что на сегодняшний день технология общения с должниками отработана: это soft и hard-коллекшн, еще какие-то варианты, если говорить про цивилизованный бизнес, а я не говорю здесь про бандитов. Так вот, придется писать новые методики. Здесь не выразишь интонацию, в той мере, которую ты выражаешь голосом и здесь не получится быть предельно жестким. Здесь работа человека из пресс-службы какой-нибудь компании, то есть это манера общения именно текстовая, причем, она должна быть и убедительная, и эмоциональная, и разгрузочная. Собственно, из образа врага нужно переделаться в образ друга, который советует, который является твоим бесплатным финансовым советником, который, зная твою проблему, предлагает варианты ее решения и вместе с тобой готов следовать до результата.

На самом деле, это гораздо больше времени занимает, если говорить о минусах. Это гораздо медленнее, чем в колл-центре: быстро нажать кнопку, поговорить и сбросить, или если тебя сбросили перейти к следующему звонку. Это медленнее, этот процесс дольше, длиннее. Но ведь очевидно, что на сегодняшний день есть сотни тысяч людей, которые уже блокируют тебя, и никак до них не достучишься, остается только нанимать бандитов, которые будут объявления оскорбительные расклеивать в подъездах.

Ведущий: Ну, если в суд.

Евгений Гнутиков: Ну, если в суд...но с другой стороны, я не вижу, чтобы была какая-то бешеная повальная практика обращения в суд, отъема имущества и так далее. Скорее всего, мы пока еще можем говорить о том, что это скорее исключение, чем правило, ну, на сегодняшний день, все-таки это пока еще.

Ведущий: По крайней мере, об этом не показывают каждый день.

Евгений Гнутиков: Ну да, повальной такой практики нет. Это означает, что коллекторским агентствам и финансовым учреждениям выгоднее добиться денег, и добиться без ареста имущества и последующей его реализации. Соответственно необходимо использовать какие-то новые инструменты, чтобы достучаться до тех людей, которые полностью уходят в отказ.

Главная опасность в том, что люди консолидируются в объединения противодействия, становятся какой-то религией, что ли, «борьбы с коллекторами» и это наносит урон профессии, и на мой взгляд, это наносит урон и коллекторской индустрии. Это наносит урон и финансовой безопасности государства, потому что образуется большое количество людей, которые берут в себе в привычку не платить по своим долгам, не потому что они плохие, а потому, что они чисто органически начинают сопротивляться психологическому давлению и начинают сопротивляться насилию.

На сегодняшний день, коллекторы только своей манерой работы, подкрепляют в людях нежелание платить, бороться, сопротивляться, противодействовать, искать инструменты для этого, и собственно, найдя такой инструмент, «обожествлять» его. Я считаю, что это плохая тенденция.

Ведущий: Те, кто цивилизованно стараются работать, те естественно не преследуют таких целей. И все-таки стараются лояльно работать и двигаться к цели. А те, кто относится к криминальным элементам, они считают, что да, это нормальный способ воздействия, что на самом деле играет на руку, что показывают все эти истории ужасные, это просто фактически является рекламой их бизнеса. Это тоже одна из таких проблем.

Евгений Гнутиков: Абсолютно верно. Демонизируется, на самом деле, в результате вся эта работа. Она реально демонизируется.

На мой взгляд, цивилизованным участникам рынка нужно пробовать любые инструменты, даже которые кажутся на первый взгляд более затратными, с точки зрения времени. Наблюдается рост количества людей, которые полностью уходят в отказ и до которых невозможно достучаться традиционными средствами связи, так как люди банально выбрасывают телефонные номера, либо устанавливают блокировщики. То есть, если человек, который не хочет, чтобы вы с ним связались, то вы с ним и не свяжетесь! Он сделает все возможности для этого.

Необходимо найти возможность работать с такими людьми и такую возможность, как раз, дают те программные обеспечения, которые ставят люди, чтобы избегать общения. Значит нужно и здесь пытаться добраться до них, но добраться не для того, чтобы применить насилие, а с осознанием того, что с человеком необходимо работать по-другому.

Ведущий: Но медленней.

Евгений Гнутиков: Но медленней. С другой стороны, как бы опять же показать профессионализм. С людьми надо работать. Ну да, это не так просто.

Ведущий: Раньше вообще писали письма всем. Собственно говоря, от руки.

 

Евгений Гнутиков: Мессенджеры, в том числе встроенные в «NumBuster», дают возможность не только текстом общаться с человеком, вы также можете визуализировать ему информацию. Например, вы ему предлагаете план погашения задолженности, с учетом тех средств, которые у него регулярно появляются. Предположим, вам удалось договориться, что человек вам раскрывает карты, что раньше он получал 110 тысяч рублей, а сейчас получает 11. Вы же можете нарисовать для него график, чтоб успокоить, и отправить эту картинку «график», возникает неформальное общение: «Алексей, вот смотрите, мы вчера говорили на тему, я вот с утра прикинут, даже если у вас есть 11 тысяч в месяц, график может выглядеть вот так, я попробую договориться с банком и, возможно, договорюсь, даже, скорее всего, договорюсь, но ты тоже подумай (о погашении), вот тебе картинка, подумай денек, может, эта картинка не так страшна?».

Да, то есть, на самом деле, методов много, мессенджеры дают возможность не только для маневра с человеком, с которым вы общаетесь, и от которого можете чего-то добиться, но и вам дается дополнительная возможность, вы можете что-то визуализировать.

Ведущий: Можно смайлик писать, что ты молодец.

Евгений Гнутиков: Естественно и даже для неформального общения. Сложно перестроиться в процессе телефонного разговора, когда звонишь должнику от строгого тона до смайлика. Ну, это сложно и выглядеть будет не натурально, вот в чем дело. А здесь в тексте, почему нет?

Ведущий: Хорошо, тогда я правильно понимаю, что на самом деле из того, что рассказываешь, ты все-таки рекомендуешь людям идти на контакт, какова бы ситуация не была?

Евгений Гнутиков: Да и я скажу больше, у нас в отзывах, в нашем приложении, то есть в Google Play и на платформе Windows, люди задают подобные вопросы прямо в отзывах: как лучше быть с коллектором, как его блокировать и так далее, то есть от технических до идеологических. Надо сказать, что я всем людям рекомендую, что пусть ты на время заблокировал номер коллектора, но все равно, недельку отдохни, а через недельку его включи, чтобы от тебя коллекторское агентство получило либо новое обещание, почему нет, либо новое разъяснение твоей ситуации. Понятно, что коллекторское агентство на этом не успокоится, и будет звонить каждый день, но ты с ним пообщайся, хотя бы раз в неделю и отключи опять номер, «забань» его. Это называется удовлетворение права человека на регулирование его телефонных контактов, на регулирование его личного телефонного общения. Право такое есть у человека!

Я придерживаюсь этого способа, не только из-за собственных соображений, но и потому что плотно общаюсь с общественниками, с юристами. Я сейчас не говорю про антиколлекторов, так как такой профессии не понимаю и считаю, что это такой же вред.

Ведущий: Это очень странная профессия.

Евгений Гнутиков: Да, это очень странная профессия: создавать у людей обманчивое впечатление, что у них куда-то эта проблема уходит и за это все равно брать деньги. Я сейчас говорю о консультациях с общественными деятелями, которые по своей инициативе пытаются убрать негатив от работы «черных» коллекторов и помогать обычным людям и с юристами. Считаю, что эта модель «самому регулировать» - правильная, раз в законодательстве нет регулирования твоего общения с коллекторами – ты можешь регулировать сам, это твое право и «чёрные» списки можно использовать. Что нельзя использовать ни в коем случае (мы сошлись в этом мнении с Денисом Калугиным, это один из общественников, который занимается противодействием именно «черным» коллекторам, в поддержку цивилизованного бизнеса, принимает активное участие в проекте закона о коллекторской деятельности и т.д., достаточно уже известный человек). Так вот, с Денисом мы тоже пришли в свое время к мнению, и я в нем укрепился, что «чёрный» список обычным людям, должникам я рекомендую, где ты сам блокируешь «чёрный» номер и сам в любой момент имеешь возможность его разблокировать и ни в коем случае не пользоваться  предустановленными списками (вот коллекторы России – скачал себе базу и больше они не дозвонятся). На самом деле это большая проблема, то есть у тебя психологически возникает ощущение, что проблема у тебя ушла и ты о ней забываешь, а она всплывет в другом месте и гораздо в более неприятном виде, потому что, когда цивилизованное коллекторское агентство не сможет до тебя достучаться – кредитор наймет других.

Ведущий: Ну, или будет судебное решение, ты не выедешь за границу, у тебя начнется куча проблем.

Евгений Гнутиков: Да, либо будет судебное решение, ты не выедешь за границу и все остальное, предположим. Но скорее всего, никто ваше имущество в ближайшее время арестовывать не будет, не выгодно его арестовывать и продавать за копейки, а скорее всего, наймут «чёрных» коллекторов и тогда начнутся проблемы. И на них управы не найти, и милиция на них не реагирует - это правда жизни. Поэтому регулируйте свое общение, используйте «чёрные» списки, но используйте их с головой: дали себе отдохнуть, включили телефон, пообщались с коллекторским агентством или с банком. А предустановленные списки – это зло! И еще не актуально.

Ведущий: Хорошо. Тогда я предлагаю чуть-чуть отойти от темы коллекторского рынка. И интересно на самом деле поговорить о самом сервисе мобильной безопасности, куда планируете развиваться, что нового появится в будущем, что интересного сейчас, что можно рассказать, потому что на самом деле ты немножко поскромничал, когда сказал, что мы не такие большие, у нас маленькие регистрации. На самом деле подготавливая трансляцию, я видел, висела цифра более 56 млн зарегистрированных, я так понимаю телефонных номеров?

Евгений Гнутиков: Да.

Ведущий: На самом деле это огромная база. Что на рынке происходит, наверняка у вас есть бигдата, вы с ней работаете, что-то интересное можно оттуда выдернуть. Вот для разбавления ситуации – как там жизнь в телефонном пространстве?

Евгений Гнутиков: Ну, жизнь на самом деле не легка, в случае с телефонным пространством. Если говорить про Россию, сейчас основной проблемой мы видим именно взаимодействие с операторами связи и мы взяли на себя функцию консультирования законодателей и предложения собственных поправок в работу операторов связи и, к слову сказать, проект абсолютно не коммерческий, у нас нет рекламы внутри канала, у нас нет платного функционала.

Поскольку мы сервис безопасности, наша основная задача, на самом деле, предотвратить работу мошенников, в первую очередь, телефонных мошенников. Все знают огромное количество схем по выманиванию денег у наивных людей через телефонный номер и это очень большая индустрия, это очень большой бизнес - «чёрный» бизнес бандитов. Схем огромное множество и благодаря тому, что «NumBuster» придуман, как сервис, позволяющий увидеть, кто звонит тебе с незнакомого номера еще до того как ты отвечаешь на звонок, благодаря этому, конечно, да, у нас скапливается огромная бигдата, мы блокируем огромное количество мошенников, воров и т.д. Благодаря активности пользователей, которые если столкнулись с таким явлением, неудобным телефонным номером или подозрительным, они сразу сообщают и достаточно два нажатия на экран и негативная оценка, негативный отзыв – эта информация становится доступна всем пользователям системы.

Ведущий: Если я завтра плохо с тобой пообщаюсь - об этом узнают все?

Евгений Гнутиков: Да нет. Например, ближайший кейс следующий: некая женщина увидела на автомобильном сайте с объявлениями привлекательное объявление, с привлекательной ценой, там было указано два телефонных номера и она прозвонилась по ним. В результате общения с человеком, которому она звонила, женщина отправила предоплату за автомобиль и, совершенно очевидно, что этот человек больше на связь не выходил, номера телефонов отключил, объявление удалено. Это один из миллиардов разновидностей кейсов, как развести на деньги. Я сейчас молчу про сообщения: «Ваша банковская карта заблокирована, подтвердите перевод» и так далее, глупости. Так вот, если говорить про эту ситуацию, где женщина отправила предоплату, да, номера уже недействительны и когда я об этом прочитал, первое что сделал, это вбил эти номера в проверку номера у себя в системе «NumBuster» и увидел предполагаемое имя - «вор», есть негативные оценки. Это означает то, что если бы у этой женщины стояло мобильное приложение безопасности, она бы увидела, что вероятное имя человека - «вор». Я, собственно, почему об этом рассказываю, об этом я у себя в Facebook написал, это один из последних случаев.

Да, мы на себя берем функцию наведения некоторого порядка в ситуации с телефонными номерами в стране, потому что операторы связи, в попытке заработать последнюю копейку, на уже давно поделенном рынке, несмотря на то, что сейчас выходит новый оператор связи на рынок, но тем не менее, они идут на любые способы распространения своих номеров. Ни для кого не секрет, хотя операторы связи это отрицают, потому что, по их мнению, этого не существует в принципе и быть не может, что на любом вокзале и на многих станциях метро, вы всегда можете найти человека с пакетом, у которого можете купить за 150-200 рублей любой тариф, правильно оформленный в коробочке, от любого сотового оператора, будь то МТС, Билайн, Мегафон. Без какой-либо регистрации и, собственно, мы постоянно закупаем такие телефонные номера для себя (контрольная закупка – примечание редакции), потому что мы смотрим тенденции, без какой-либо регистрации, без каких-либо внесений паспортных данных и т.д. Эти сим-карты работают сразу, они отправляют смс-ки, с них можно отправлять звонки и этой возможностью и пользуются все мошенники, бандиты и т.д. Потому что эти сим-карты сразу после использования, при достижении ситуации, моментально выбрасываются.

Учитывая этот факт, мы знаем «откуда ноги растут», мы знаем почему это возможно. Мы предлагали и в Общественной палате отрегулировать возможность операторам связи не продавать различное количество телефонных номеров, без привязки паспортных данных, внутрикорпоративных каких-то тарифов и тому подобное и, естественно, операторы связи всем поправкам, которые мы выставляем, показывают блок и отказываются сотрудничать. Конечно, я понимаю, что это огромный рынок, это трафик, с этих телефонных номеров не только осуществляются мошеннические действия, но и спам валится.

Это собственно основное, чем занимаемся «NumBuster» по сути, занимается технологической деятельностью, попыткой снизить количество телефонных незарегистрированных номеров, бороться с этим злом.

С историей этой тетушки, которая оставила предоплату, я скажу, что было моментально сообщено в органы МВД, что произошло правонарушение. Органы МВД отправили запрос сотовым операторам, чтобы была предоставлена информация, например, последнее место, географическая регистрации сим-карты в сети, но на сегодняшний день, а со времени моего поста прошло 5 дней, ответа нет до сих пор. Операторы связи ответа не дали о том, где последний раз эти два телефонные номера были зарегистрированы, выходили в сеть.

Это к вопросу о том, что операторы связи генерят эту проблему, большую проблему безопасности, они ее приветствуют, они ее выращивают, они придумывают новые инструменты для разрастания этой проблемы, а за наши налоги, наши полицейские вынуждены бороться с последствиями этой проблемы. Когда мы говорим, что проблема с мобильными номерами и с безопасностью и физической, и материальной граждан России, что эту проблему надо решать, операторы связи всегда говорят, что это недоработка силовых ведомств. Вот, например, такой у нас большой идеологический спор с операторами связи.

Мы считаем, что нужно вылечить первую причину болезни, а нам говорят, что нужно бороться с ее последствиями. Ну, это если говорить про то, как мы видим сейчас основную проблему, которая существует в России, например, с чем боремся.

Ведущий: Хорошо. В завершении такой вопрос. Какую цифру хотите достичь?

Евгений Гнутиков: У нас, как правильно было замечено, на сегодняшний день более 56 миллионов телефонных номеров, которых система знает. Знает, это означает, что она знает, вероятно, имя к этому телефону, номеру абонента, либо название обладателя номера этого абонента, либо имеет оценки, либо имеет отзывы, либо все сразу. Наша задача совершенно простая: мы хотим закрыть максимально, насколько это возможно, количество телефонных номеров. Некоторые постоянно чередуются, теми же самыми коллекторскими агентствами, между собой, а именно телефонных номеров, которые долго принадлежат одной какой-то организации, либо одному какому-то физическому лицу. Тем самым мы бы закрыли, ну самая амбициозная задача, вообще ситуацию, при которой вам, на мобильный телефон может позвонить неопознанный телефонный номер, то есть, чтобы всегда было понимание, кто в данный момент хочет выйти с вами на контакт: его вероятное имя, отзыв других людей, в том числе ваших общих знакомых, возможно. Это самая амбициозная задача, которую мы перед собой ставим на сегодняшний день.

Ведущий: Впечатляет…Тогда с моей стороны остается только поблагодарить тебя за то, что нашел время к нам прийти и рассказать о «чёрных» списках. Спасибо!

Евгений Гнутиков: Спасибо!

 

Смотрите видео-версию интервью на нашем видео-канале.

 

Поделиться :

Запросить доступ