Сообщение

Спасибо, Ваш запрос отправлен!

Связаться с компанией

Восстановление пароля
Введите ваш e-mail
Я вспомнил свой пароль!
Проверьте e-mail, пожалуйста!
Во сколько баллов
вы оцениваете наш портал?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Спасибо за Ваше мнение!
14 декабря 2015, 21:21
Интервью с экспертами 427

Борис Воронин. Обзор законодательства на рынке взыскания задолженности

РынокВзыскания.РФ: Сейчас у нас очередной гость нашей трансляции. Это Борис Воронин – директор НАПКА (Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств). И сегодня с Борисом мы поговорим на актуальную тему, о которой идёт очень много споров в последнее время, обсуждений, на тему, которая интересует весь коллекторский рынок – это действующее законодательство Российской Федерации в области взыскания проблемной задолженности. Борис, здравствуйте!

Борис Воронин: Добрый день!

РынокВзыскания.РФ: Спасибо, что пришли к нам в студию. Давайте сразу перейдём к наиболее актуальному вопросу, который на сегодняшний день интересует, пожалуй, всех: телевидение, радио, газеты и, собственно, нас – профильное сообщество.

Борис Воронин: И ваших слушателей.

РынокВзыскания.РФ: И наших слушателей. Это действующее законодательство. Какова текущая ситуация?

Борис Воронин: Скорее, мы скажем, что происходит на регулировании – попытки регулирования этого рынка. Во-первых, начнём с того, что у коллекторов, конечно, есть сейчас определенное законодательство - это закон о потребительском кредите, где упомянуты лица, осуществляющие взыскание. То есть некоторая база для работы существует. Другое дело, что нет какого-то специального понятия, как коллектор, профессиональный взыскатель – всё это, так сказать, происходит на уровне общего понимания.

РынокВзыскания.РФ: Нет даже термина, по большому счёту, единого.

Борис Воронин: Термин – на самом деле он как бы существует. Есть профсообщества, есть сами профессиональные коллекторские агентства, есть даже наша ассоциация (НАПКА). А вот закона, который бы определил, что вот это лицо коллектор, а вот это лицо, не взыскатель, – его до сих пор нет. И конечно, поэтому, первоочередная наша задача – это появление закона, который бы определил статус коллекторского агентства. Без этого можно жить, но это позволит выделить профессиональных взыскателей и отделить их от сомнительной публики, т.е. разного рода людей, которые, по сути, занимаются хулиганством на финансовом рынке и выбивают долги. Это первая задача. Вторая – определить более чётко отношение государства с взыскателем. Третья – определить взаимоотношения с должником, может быть, ещё более детально. На наш взгляд, большую роль здесь играет саморегулирование.

И ещё, сейчас очень важная задача, которая к сожалению, не всеми понимается, это переломить негативную ситуацию на финансовом рынке, когда растут долги.

РынокВзыскания.РФ: Что на счёт проектов о регулировании рынка взыскания?

Борис Воронин: Перспективу имеет проект Минэкономразвития, по сути правительственный, который был подготовлен Минэкономразвития в соответствии с поручением президента. Поручение было дано по итогам заседания Совета безопасности, о том, чтобы всё-таки урегулировать эту деятельность. Поэтому сейчас появился законопроект, который достаточно активно обсуждается. Параллельно с ним, существует ещё один законопроект сенатора Казаковцева: «О регулировании коллекторской деятельности». И есть еще отдельные небольшие законопроекты, пытающиеся как-то сейчас всё отрегулировать, пока готовится большой законопроект. По сути, все разговоры идут вокруг больших законопроектов.

РынокВзыскания.РФ: Борис, на Ваш взгляд, почему до сих пор не удалось договориться? В чём основные сложности?

Борис Воронин: Законопроект всегда продвигали коллекторы, то есть они говорили о том, что законопроект нужен. Нужно отделить профессионалов от посторонних людей на рынке, но это не находило отклика у нашего родного правительства. Оно, наверное, было загружено, какие-то были проекты, которые были более приоритетны. Сейчас, благодаря поручению президента, я думаю, что исключительно благодаря вот этому поручению президента, наконец работа началась и поэтому появился законопроект.

Я ещё обращаю внимание на очень важный момент: дело в том, что этот законопроект отчасти во многом регулирует профессиональных взыскателей, то есть коллекторские агентства, но в большей своей части значительное влияние оказывает на всех: на кредитные организации, на микрофинансовые организации, то есть любой отдел, любой департамент кредитной организации или МФО – он тоже оказывается под регулированием этого проекта, конечно если он станет законом.

РынокВзыскания.РФ: Вы имеете в виду, если они занимаются взысканием?

Борис Воронин: Любая организация, выдающая кредит, занимается взысканием по тому определению, которое дано в законопроекте. То есть достаточно напомнить должнику о просрочке, даже элементарное напоминание: «У вас очередной срок платежа», по сути, попадает под регулирование этого закона. Поэтому, это достаточно серьёзный законопроект. Конечно, в первую очередь он регулирует профессиональных коллекторов, но и не только их. Законопроект определяет специальный реестр, по сути, это лицензирование профессиональных коллекторов, он определяет требования к коллекторским агентствам и также он определят требования к взыскателю, это, кстати, распространяется на всех, он определяет правила взаимодействия с должником и это тоже касается всех. Вот такого рода основные вещи. Чего на наш взгляд не хватает , так это полномочий для взыскателя, то есть пытаются существенно зарегулировать процесс взыскания, причем их ограничивая.

РынокВзыскания.РФ: Досудебная стадия, насколько я понимаю?

Борис Воронин: Да, речь о досудебной стадии, конечно. Слава Богу, там дальше у нас более-менее всё урегулировано. И вот это зарегулирование, оно никак не сбалансировано какими-либо правами или полномочиями. В основном нам говорят о том, что «вот видите, есть жалобы граждан». Безусловно, жалобы есть и будут, хотя я обращаю внимание, что по данным МВД, за прошлый год было всего порядка 300 дел заведено по всей стране на вот этих лжеколлекторов: хулиганов, которые выдают себя за коллекторов, а могут, в принципе, выдавать себя за кого угодно, например, за банки, за журналистов и т.п.

РынокВзыскания.РФ: 300 дел – это действительно немного. С другой стороны, мы же действительно понимаем, что…

Борис Воронин: Смотрите, для сравнения: у нас есть органы МВД и они возбудили 300 дел по 22 тысячам жалоб. У нас есть за тот же период 11 тысяч осуждённых за взятки. То есть мы должны понимать: это те же самые органы, но их почему-то ругают, хотя опыт взаимодействия с прокуратурой и полицией на самом деле хороший. Тем не менее, тоже такая очень большая тема: взятки и коррупция - это 11 тысяч дел. Тема, которой очень много уделяется внимания телевидения и прессы – 300 дел, всего лишь. Можно говорить о том, что кто-то там не жалуется, но и там, наверное, не жалуются, в принципе и те дела непростые, и здесь дела непростые. Поэтому, я хотел сравнить и показать, что на самом деле, безусловно, есть жалобы, никто не любит кредиторов. Вы ведь знаете знаменитое выражение: «берёшь чужие – отдаёшь свои». И когда ты начинаешь отдавать «свои», а тем более, если своих не хватает, то очень часто возникают разные ситуации.

Скажем, интересная статистика - наша компания провела исследование: на что должники жалуются в государственные органы. Выяснилось, что 85-90% жалоб, в зависимости от вида задолженности, возникают уже сразу после первого письма коллектора, то есть коллектор всего лишь прислал письмо-уведомление о наличии долга, после чего сразу возникает жалоба в государственные органы. Видимо эти граждане, рассчитывают на то, что таким образом можно избежать уплаты, либо, это очень низкая финансовая грамотность. Наверное, всё-таки финансовая грамотность – не будем обвинять.

РынокВзыскания.РФ: Да, скорее всего, что здесь действительно на рынке существует не так много источников информации. Нет, к примеру, передач, которые бы рассказывали не о том, как всё плохо, а которые бы поднимали проблему повышения финансовой грамотности и как нужно действовать.

Борис Воронин: Да, на самом деле коллектор – это не страшно.

РынокВзыскания.РФ: Борис, хорошо, давайте с другой стороны посмотрим на текущую ситуацию. Тем не менее, жалобы на рынке существуют. Понятно, что они есть. Они есть по субъективным и объективным причинам. Вы привели примеры, когда они бывают субъективными. Давайте посмотрим со стороны взыскателя. Вот сидит взыскатель в агентстве, он понимает, что всё-таки коллекторский бизнес, это бизнес. У него есть определённые планы, он должен их выполнять, иначе он будет не эффективен и, естественно, он будет искать совсем другую работу. И пока на рынке нет достаточного регулирования, обучение взыскателей абсолютно разное.

Гарантировать, что во всех профессиональных агентствах, которые честно занимаются взысканием, сидят все взыскатели абсолютно одного уровня, не приходится, потому что уровень абсолютно разный. От опыта, от количества лет на рынке, сколько работают взыскатели, какого рода тренинги проводят и так далее. И вполне есть ситуация, что когда сотрудник знает, что, по большому счёту, всё, что самое страшное может с ним произойти – это его уволят, если он совсем плохо общается с должниками, то в принципе он особо ничего не боится. Что вы на это скажете?

Борис Воронин: Давайте разделим этот ваш вопрос на две части. Во-первых, начнём с того, что существуют стандарты НАПКА, кодекс этики, которые, ограничивают с определённой стороны и ставят некую планку по тому, как можно подходить к должнику.

РынокВзыскания.РФ: Это касается только ваших членов, которые входят в НАПКА?

Борис Воронин: Да, и для наших членов. Здесь, тем не менее, я говорю о большей части рынка профессионального взыскания. Мы ставим планку и ограничиваем фактически возможности коллекторского агентства по взаимодействию с должником. Таким образом оно не может перейти какую-то грань. Может, оно хочет, но не может - это очень важно. Получается, что сами коллекторские агентства наложили на себя такие обязательства.

РынокВзыскания.РФ: А если перешёл?

Борис Воронин: Для этого у нас существует работа с жалобами, контрольный комитет, формальная и неформальная работа с теми, кто пытается перейти эту планку. Вот это главное. То есть это самоограничение, в соответствии с европейскими правилами разработанный кодекс, который должны соблюдать и на практике соблюдают члены НАПКА. Как бы такой пресс, который на них давит. Нет в законодательстве всех этих требований, которые есть у нас. Кроме того, в законодательстве вообще очень сложно прописать все эти детали, которые мы можем определить у себя, учитывая наши кодексы, работу контрольного комитета и формальную и неформальную работу. Также члены сообщества, комитет следят за практиками и это сильно ограничивает коллектора. Главное, что сама компания отслеживает это. Нередко используется практика тайного должника, тайного покупателя.

РынокВзыскания.РФ: То есть вы проводите такую практику?

Борис Воронин: Не мы – сами компании это проводят. Зачастую это переносят на уровень руководства, когда руководство присылает тайного должника, чтобы оценить работу своего взыскателя. На самом деле здесь, не некая абстрактная благотворительность, мол мы хотим делать добро, потому что мы добрые люди, нет, здесь есть довольно много коммерческого интереса. Во-первых, по жалобам можно отслеживать реальную ситуацию, как работают взыскатели с должниками. Можно оценить состояние самих должников. Приведу пример типичной ситуации, когда человек пишет нам жалобу о том, что ему звонят, хотя он не знает должника. Благодаря вот этому сообщению коллектор просто экономит деньги: он не беспокоит более этого человека и не расходует средства на бессмысленные звонки. Это надо понимать. Кроме того,  тайный должник ещё позволяет отследить работу своих служб, как взыскания, так и обучения. Вопрос стоит не только в том, что он грубит/не грубит, а правильно ли ведется разговор. Основная цель проверки– это посмотреть, как он беседует с должником и уже потом, исключительная ситуация, если он вдруг переходит на грубость – это форс-мажор и этот форс-мажор тоже отслеживается. Это первая часть ответа на ваш вопрос.

Второе. Коллектор – это тот, кто должен договориться с должником, а не тот, кто должен его запугать. Запугивание практикуют, как раз, вот эти хулиганы и преступники,  те самые 300 человек, на которых заведены дела. Речь идёт о том, чтобы найти контакт и в ходе этого контакта, возможно, предложить какие-то более комфортные условия для погашения задолженности. Поэтому, в принципе, коллектор зачастую даже удобнее для общения, чем кредитная организация. Там скорее всего сотрудник не обучен, был нанят какой-то случайный колл-центр, например, для обзвона, и могут грубить, бесконечно звонить, не останавливаясь и, в принципе, даже не очень понимая, зачем это нужно. Просто их гонят «в шею», чтобы они быстро взыскивали.

РынокВзыскания.РФ: Возможно, им выдали такие скрипты, по которым они отрабатывают. А этот скрипт может быть достаточно жестким. Потому что мы прекрасно с вами понимаем переговорный процесс. Тема достаточно щепетильная. И естественно, грубость – она провоцирует ответную грубость.

Борис Воронин: Если ты держишь большую долю рынка, естественно, на тебя много жалуются. Нам жалуются преимущественно на наших коллекторов, также и на чужих коллекторов, которые не входят в нашу ассоциацию (в основном это небольшие региональные компании) и, что интересно, и на банки. Знаете, там практики бывают самые удивительные и поэтому становится понятно, почему законодатель пытается идти по пути регулирования всей области взыскания.

РынокВзыскания.РФ: По-другому просто невозможно.

Борис Воронин: Да, во-первых, неразумно было бы одним закрутить гайки, а остальных оставить в покое. Понятно, почему это происходит.

РынокВзыскания.РФ: Много говорят о том, что на самом деле коллектроские агентства договариваются с должниками – это нормальная практика. Можно действительно прийти, не надо бегать. Собственно говоря, мы также призываем к этому. Это действительно так. Практика показывает, что договориться всегда проще, чем, собственно говоря, эту ситуацию заводить в тупик. Что значит, пресловутая возможность должнику договориться с коллекторским агентством? Это что означает? Долг не спишут – это понятно, он есть, иначе не было бы звонка. Чем может помочь коллекторское агентство, чтобы должник, который оказался в сложной ситуации, всё-таки выполнил свои обязательства? Чем может жизнь облегчить?

Борис Воронин: По существу, первое, что необходимо сделать, это позвонить в коллекторское агентство, выяснить основания для возникновения обязательств, если конечно есть сомнения в этом. И уже в процессе разговора, описывая своё положение, совместно решить какие возможности есть у обоих сторон для урегулирования вопроса задолженности.

РынокВзыскания.РФ: Хорошо, Борис, мы поговорили о законодательстве, о том, что много делается, планируются изменения и так далее. Тем не менее, ваш прогноз: когда наконец будет принят законопроект, который будет регулировать рынок взыскания и будет удовлетворять всем сторонам? Когда все смогут договориться?

Борис Воронин: Я думаю, закон будет принят в весеннюю сессию 2016 года.

РынокВзыскания.РФ: Хорошо, Борис. С точки зрения НАПКА, есть ли возможность тем, кто не входит к вам как член вашей ассоциации, получить дополнительную информацию? Кроме вашего сайта. Может быть, какие-то мероприятия будут проходить до конца этого года, где вы будете отдельно также уделять внимание вопросам ситуации на рынке?

Борис Воронин: 18 ноября у нас будет конференция – 6-й Международный конгресс под таким названием «Рынок взыскания задолженности: Президент ставит точку».

РынокВзыскания.РФ: Ваш президент или президент?

Борис Воронин: Президент Российской Федерации. Президент дал поручение и законопроект разрабатывается. То есть действительно поставлена точка в бесконечных дискуссиях: появился законопроект.

РынокВзыскания.РФ: Стимул появился.

Борис Воронин: Да, появился стимул подготовить законопроект. Этот законопроект как раз будет обсуждаться на нашей конференции. Думаю, это будет интересно и кредитным организациям, и коллекторским агентствам, не входящим в НАПКА. Это будет открытое мероприятие. Мы пригласили авторов основных законопроектов и они обещали к нам прийти. Ожидаем Минэкономразвития, также будут и другие государственные органы. В первой части нашего конгресса упор будет сделан именно на обсуждении законопроекта - это очень важно, можно сказать, что это сейчас переворачивает весь рынок взыскания.

РынокВзыскания.РФ: Я чувствую, у вас будет жаркая дискуссия.

Борис Воронин: Да, безусловно, дискуссия будет жаркая. Я вижу серьёзную заинтересованность и желание со стороны государственных органов, донести своё понимание до участников. К нам обращаются безусловно и коллекторские компании, члены НАПКА, и организации не входящие в нашу ассоциацию для участия в этой конференции.

РынокВзыскания.РФ: То есть если компания в ассоциацию не входит, это не запрещает ей участвовать в конференции?

Борис Воронин: Конечно нет, даже наоборот. У нас применяется политика «открытого неба». Если коллекторское агентство проявляет интерес и интересуется ситуацией на рынке, то оно понимает, что рынок сейчас регулируется, перспективы не однозначные и нужно быть готовым к новым изменениям.  Мы стараемся снабжать определённой информацией тех, кто обращается к нам. Немного подключаем их к нашему взаимодействию, приглашаем их на тематические мероприятия, делимся информацией важной для них, отвечаем на конкретные вопросы. Мы достаточно открыты.

РынокВзыскания.РФ: Борис, большое спасибо, что ответили на наши вопросы. Будем рады Вас видеть у нас снова.

Борис Воронин: Спасибо, что пригласили. С удовольствием.

 

Смотрите видео-версию интервью на нашем видео-канале.

Поделиться :

Запросить доступ